История музея

  • История создания
  • Об основателе
  • Статьи

История создания

На первом этапе школе были безвозмездно переданы образцы руд, минералов и окаменелости фауны и флоры, которые демонстрировались в необорудованном зале в 1996-1997гг.

Затем была разработана и одобрена дирекцией школы программа создания музея "История развития Земли", которая потребовала его пополнения необходимыми экспонатами основного и вспомогательного фонда.

К формированию экспонатов музея по этой тематике С. Г. Желнину  удалось привлечь  его коллег по совместной работе в различных регионах России и близких друзей.

Среди них семьи геологов:  

  • Козловы Михаил Тихонович и Людмила Петровна;
  • Харюткины  Александр Дмитриевич и Прасковья  Прокофьевна;
  • Хребтовы  Владимир  Михайлович и Виктория Матвеевна;
  • Деридовичи Иван  Иосифович и Мадрида Афанасьевна;
  • Шевлякова Евдокия Николаевна (все из города Воронежа), а так же Анатолий Григорьевич Лапшин из Норильска;
  • Илья Мокеевич Нечеухина из Екатеринбурга;
  • Мария Евгеньевна  Городиненская и Иван Степанович Литвиненко из Магадана;
  • Георгий Павлович Волорович, вдова Игоря Евгеньевича Рождественского - Зинаида Петровна, а также племянница известного Первооткрывателя колымского золота Валентина Александровича Цареградского, Вибоштяк Ирина Антоновна, проживающих в Москве.

По этому поводу велась большая переписка, пришлось совершить несколько поездок в Москву.

В оформлении интерьера музея большую помощь оказали работники и учащиеся старших классов нашей школы. Среди них в качестве ответственных исполнителей выступали преподаватели: по труду - Рыльков  Геннадий Васильевич и преподаватель по черчению - Галина Ивановна Оноприенко, при участии преподавателя по физкультуре - Колоскова Владимира Ивановича. Посильный труд в оформлении музея внесли пенсионеры Михаил Иванович Слоквенко и Григорий Ефимович Аксиенко.

Большую материальную помощь оказал коллектив с/х. предприятия"Тепличный" во главе с Алексеем Фёдоровичем Шмойловым. Материально помог коллектив АО "Магдон" во главе Бориса Александровича Журавлёва, оказали помощь стройматериалами руководители открытых обществ "Тенистое"- Николай Васильевич Михалёв и "Придонье" - Тищенко Сергей Иванович.

О создателе

Желнин С.Г.Основатель – кандидат геолого-минералогических наук, Степан Григорьевич Желнин
Желнин Степан Григорьевич, родился 25 ноября 1928 года в деревне Кайчак Тисульского района Кемеровской области. Закончил Прокопьевский горный техникум в 1948г., и Томский Политехнический институт  в 1955 г.  По специальности Горный инженер-геолог.
Побывал в туристических поездках: 1959 – Польша, Чехословакия, 1960 – вокруг Европы, 1964 – Югославия, 1974 – Болгария.
Награды: 2 ордена СССР и 4 медали. Присвоено почётное звание: Ветеран Магаданской области (1972), «Заслуженный геолог РСФСР» (1978), «Первооткрыватель месторождения».

Кандидат геолого-минералогических наук Северо-Восточного комплексного НИИ дальневосточной академии наук. Первооткрыватель ряда золотых приисков Главный геолог Северо-Восточного совета народного хозяйства Якутии и Магаданской области. Реорганизовал службу совнархоза. Автор более ста научных работ. 1972 год - ветеран труда Магаданской области 1978 год – заслуженный геолог СССР. 1986 год – пенсия. Преподавал в ВГУ. Не раз возвращался  к Северу в качестве  консультанта.  Два ордена, четыре медали за труд.

Желнин с семьейВалентина Григорьевна  Желнина. 30лет работы фармацевтом, 10лет - инженер центральной лаборатории Северного НИИ. Как и супруг - ударник коммунистического труда, три трудовых медали, опора и поддержка во всех начинаниях мужа.

Дети, внуки живут в Магадане.

Статьи

Наука-состояние души

Заслуженный геолог России Степан Григорьевич Желнин строг и педантичен. Но с какой бережной любовью собрана его уникальная коллекция минералов! Этот, пока неоформившийся музей Желнина носит название "История создания Земли". В коллекции - более 150 мине­ралов, они собраны со всей территории бывшего Союза. Желнину помогли коллеги - ученые, пополнившие его коллекцию своими минералами. Здесь минерал, добытый с глубины 11 тысяч метров, окаменевшие доисторические водоросли, австралийские бокситы, кораллы, тяжелые камешки вольфрама, минералы с золотыми прожилками (настоящее золото!), кимберлит, из которого добывают алмазы.

Сорок лет собираемую коллекцию Степан Григорьевич захотел подарить городу - чтобы в 84-й школе (поселок Тепличный) был. оборудован геологический музей.

- Почему вы захотели передать свою коллекцию именно школе, а не краеведческому музею и не геологическому факультету ВГУ?

            - Мне кажется, что нужно начинать со школьников, чтобы можно было подвести их к желанию изучать историю развития Земли.

- Дети уже ходят в ваш музей?

            - Еще нет, так как он не подготовлен. Экспонаты должны находиться под стеклом - ведь дети есть дети. Вход в музей пока ограничен. Работы еще много - оформление образ­цов, передача экспонатов в дар го­роду.

- Степан Григорьевич, интерес к минералам у вас появился с детст­ва?

            - Я - сибиряк. Мой отец работал в золотой промышленности - был начальником прииска.

- Что представляла собой ваша малая родина?

            - Западная Сибирь, где работали старательские артели и, которые добывали золото из рассыпных месторождений. Кругом тайга. Детство запомнилось еще в том плане, что мы прекрасно знали, что такое подножный корм. То есть питались как первобытные собиратели и охотники. Ловили рыбу, собирали съедобные растения - их там десятки. Вот в такой среде я вырос.

- Как начиналась ваша учеба?

            - Я закончил горный техникум Министерства угольной промышленности. После попал в г. Копейск Челябинской области, где работал буровым мастером. Но я говорил уже про отца, благодаря ему я владел методами и способами старательских навыков. Поэтому меня постоянно тянуло изменить свою профессию - работать не в угольной промышленности, а на поисках и развитии новых месторождений.

- Теперь, когда вы являетесь доктором геолого-минералогических наук, вы не жалеете, что в молодости потратили время, работая буровым мастером?

            - Конечно, не жалею. Все, что было прожито, дало какой-то опыт, знания. Позже я заключил договор с Дальстроем - была такая органи­зация - и уехал в 48-м году на Колыму.

- Что там было, кроме лагерей?

            - Люди,  живые люди, которые умели трудиться и стараниями которых был создан процветающий край. Были там и заключенные, но ведь заключенные тоже люди. Мы, геологи, с заключенными ели из одного котла.

- Вам было интересно работать в различных регионах Северо-Востока?

            - Да, это был очень интересный период, я создавал там геологическую службу, закончил Томский политехнический институт, защитил кандидатскую диссертацию - защита прошла блестяще. Было признано большое научное и народнохозяйственное значение работы.

- Нередко приходится слышать, что наука развивает ум, но иссушает душу. Не произошло ли такое и с вами? У меня создалось впечатление, что вы не очень любите людей.

            - Да как их не любить! Любою. А наука - это состояние души, когда день и ночь все время решаешь стоящую перед тобой задачу, и вдруг неожиданно находишь решение. Наука - это прежде всего великий труд, труд, когда не считаешься со временем, труд познания, Узнать - а что там? А что это дает, как способствует решению проблемы, над которой ты бьешься!

- Какого человека вы взяли бы с собой а геологическую разведку?

            - Для Севера, для этих жестких экстремальных условий очень важна способность к дружбе, взаимовыручке, порядочность. Я заметил - на Севере люди добрее - встречая человека, я сразу могу определить, с Севера он или нет. Если на Севере, например, попросишь деньги, тебя, по возможности, выручат - без лишних слов.

 

Золото воспоминаний не в отвал сброшено.

Средняя школа N 84 тепличного совхоза им благодарна, и они благодарны школе: директор Светлана Васильевна Мазуренко, заместитель выделили целый класс для размещения музея, экспонаты которого они собирали всю жизнь, экспонаты исто­рии Земли нашей. Уникальную коллекцию пород, минералов, собранных со всех частей бывшего Союза и далеко за его пределами, Степан Григорьевич Желнин хотел передать в дар городу. Город дар не принял. И вообще как-то унизительно стало ходить, кому-то что-то доказывать да еще заявление на прием к мэру писать... Школа приняла дар с радостью. Только радость заместителя директора по научной работе Нины Сергеевны Козловой была перемешана с горечью:

- Вы не представляете, как эта экспозиция дорога нам. Учителя физики, химии, географии, истории проводят в этом классе свои уроки. Ведь в школе нет наглядных пособий: доска, мел - все. Химики давно уже не проводят опытов, учитель физики сам изобретает приборчики  для показа тех или иных явлений, историки, географы, биологи карты, плакаты берут напрокат у товарищей из других школ... Таково сегодняшнее время. Школа бедна. И как могли до такого довести?! Ведь это не коммерческая структура. В банкротстве окажется будущее ... А дар семьи Желниных - бесценен. Миллионогодовалые камни учат ребят. Музей истории развития Земли. Его создатели несут простую, мудрую истину: доброта душевная дает нам силы и планету нашу хранит ...

            Он родом с Красноярского края, Она родилась в Кемеровской области. С раннего детства их судьбы переплелись его отец был начальником золотого рудника, ее отец на этом руднике был рабочим. Маленькие Степка с Валюшей "снимают" золото: вместе со взрослыми железную ступку в руки - и ну давай толочь в ней породу, отделяя металл драгоценный от излишних накипей. Росли вместе, учились и вместе же поехали в Томск поступать в институты. И здесь дороги разошлись ... ненадолго. Он поступает в политехнический. Геологический поиск И разведка. С началом войны направляют  на Урал. В Челябинске буравят угольные месторождения. Затем договор и ... Колыма.

            Она заканчивает институт, получает специальность фармацевта, Четыре года трудовой договор в Якутии. Только потом получает диплом. Все. Хватит с нее Севера! Ни за что туда больше не поедет! Но так думала она. Он же считал иначе. Искал ее повсюду. Нашел-таки:"Будешь женою моей и точка!" Родные уговаривали, плакали: "Куда же, к чему ты едешь? Опять на Север?"

            Потом, через сорок лет, когда Женнины переехали в Воронеж, Валентина Григорьевна долго плакала о Севере, о его людях, о том, с чем жизнь накрепко связана была ...

- И куда же  молодожены отправились? В какое свадебное путешествие?

            - Сразу же на место работы мужа. Якутия,. Река Инди­гирка. Прииск "Предпорожный". Комфорт - в согласии. А что касается «курорта» ... Ночью волосы примерзали к крова­ти. Никаких холодильников. Под той же кроватью хранилось мясо. Буржуйка давала тепло только лишь для приготовления пищи и согрева ладоней ...

- Степан Григорьевич, не преувеличение ли все это?

             - Какое уж там преувеличение! Сам-то в геологоразведыватепьный район на Индигирку прибыл впервые пижоном. С большого ума выменял в дороге одеяло на свитер. Прибыл на место ... 65-градусный мороз! Куда дальше преувеличивать?! Я-то что?... Валентине памятник ставить надо: двоих сыновей родила мне на Севере и ни дня в декрете не была, А первенец Гришка появился именно на Индигирке ...

- Валентина Григорьевна, как же решились-то?

            - Решилась ... да, знала точно тогда, что не выживу. Моя мама в 22 года умерла от родов. Вот и я прощалась со Степаном. Врачей поблизости нет. Пьяного .доктора. из заключенных выставила за порог. И все же как ни было тяжело, а рассмеялась: Степан, нервно куря, перепачкал пеплом всю свою физиономию. Выручил опять же заключен­ный: вызвался ночью за 150 километров ехать за акушеркой. Какие Боги помогли ему в апреле по разлитым рекам добраться до места и обратно?. Привез врача! Не дал ей даже захватить инструменты: "Там человек умирает!". Потеряла сознание. Первое, что увидела, придя в себя ... весы со склада и ведро спирта. Родился Гриша! Мужики весы приволокли - на 3800 карапуз потянул. Ну, а содержимое ведра ... понятное дело - повод такой мужикам отметить надо ... Сложно было малыша купать: как могли буржуйки но тепло задерживали. Вместо пеленок подарили нам друзья холст от географичес­кой карты.

- Степан Григорьевич, вы же работали среди заключённых, с заключёнными. Не страшно было за себя, семью?

            - Уходили в экспедиции порой на семь месяцев. Конеч­но, я волновался. Всего пять вольнонаемных женщин. Ос­тальные - заключенные. И хотя на наших точках не было уголовников, все же ... Баня, магазин, клуб - дальше опасно. А моя благоверная за месяц до родов что учудила! На лыжах по реке кататься отправилась. Хорошо, собаку с собою взяла. Она и спасла. Выследил ее зек. Вдогонку. А куда ей с животом-то. Лыжи скинула, да все едино. Барс на нападав­шего кинулся. Отбил. Если бы Гришку не ждала ... ох и всыпал бы! .. А мужикам чего бояться было? Впрочем, в экспедиции ходили с зеками, и спускаться в шурф было не очень приятно: мало ли что на уме у тех, кто остался наверху? Веревку обрежут, глыбой накроют ...

            Вот  Мартыныча никогда не забудем. Пожилой заключен­ный нянькой нашему сыну стал. Сам был сослан с Украины за колоски. Нам стал родным. Я ему и свою двустволку давал: втихаря от начальства уток ходил бить. Все время нам добычу свою приносил. Расставаясь с ним - плакали.

- Колыма, Магадан... Ссылки, этапы, зоны, охранники, заключенные, добывающие  богатство стране, костьми вечную мерзлоту лёгшие...

            - Все это так. Все это было. Но был еще один пласт, мало освещенный, - люди, которые ехали на Север по своей воле, ехали работать, осваивать, поднимать его. Вместе с заклю­ченными ели из одного котла, вместе голодали и часто оставались навечно в снегах, не дойдя до своего разведывательного  лагеря.

            В 41-м году было добыто 90 тонн золота, до сих к этой планке не смогли приблизиться.  За время существования Дальстроя только одного золота было добыто 3 тысячи 100 тонн. Я не говорю об олове, слюде, вольфраме, ртути и др. ... Воровство, разбой - было исключением. В Магадане не запирали на замок двери. Рассчитываясь в столовых, уходя, оставляли деньги на столе. А одна ли добыча ценных метал­лов? Сельское хозяйство было на таком подъеме, что порой перекрывало показатели материка. Север ... было государство в государстве, в коем человек "с душком" ужиться не мог. Что творится сейчас ... отдельный разговор.

- Вы открыли Кураханское месторождение россыпного золо­та. Вот она награда, диплом.  Март 1990 гада. Подпись­ Габриэлянца, министра геологии  СССР.

            - Открыл я его в 65-м году, применяв свой новый метод. По этому метолу были большие споры, разногласия с акаде­миком Шило. Но как бы там ни было, моя докторская позволила увеличить добычу золота в 10 раз ... А диплом первооткрывателя нашел меня только на пенсии, И такое бывает. Но в дипломе ли дело? Я, как и многие другие, первооткрыватель десятков приисков, но Дальстрой был закрытой системой, и знаков, дипломов никому не давали. Да и ради ли них мы уходили в разведку?! И в науку к теплым кабинетам мало кто стремился. Прежде чем что-то изложить на бумаге - вгрызались в недра Земли. Может, будет не­скромно, но, если бы где солгал, не поздравили бы так с 50- летием :

- По за нахождение месторождений поощрения были?

            - Помню Куобах-Бога. Прииск "Юбилейный". за него получил 2 200 рублей.

- Ну а вообще-то много золотишка намыли ?

            - Что такое для нас золото было? Обычный рабочий металл. Как ни странно, на материке на нас смотрят искоса. Иная психология: мол, хапнули там. Забывают об одном - не хапать туда ехали. Вот золото воспоминаний с собой привезли - это да! Сбережения были. Рассчитывали жизнь дожить, снимая в год по тысчонке, помогая детям, внукам. Обернулось иначе. За сорок лет работы, за оставшиеся боли в руках, позвоночнике, шее приобрели ... морозильник. Все! Вот и богатство наше!

- Валентина Григорьевна в самом деле плакали по Северу? А почему именно в Воронеж подались?

            - Плакала. И до сих пор тянет туда. Тянет к тем людям. Жестче здесь народ, черствее. Северяне как единая семья. Встречаясь на материке, в любом городе стараемся помочь друг другу. Даже если не был знаком там, знаешь: он оттуда - значит, не подведет, не обманет. А Воронеж выбрали потому, что в братской могиле Россоши лежит мой отец. Каждый год приезжаем к обелиску ...

            ... Им трудно - ветеранам Севера. Отдавшие молодость, силу, знания стране, оказались в ней же - не лишними, нет, но как бы ею же и забытыми. В каждом городе сами северяне создают свой совет: Председателем такого совета в Воронеже является Степан Григорьевич.

            - Цель проста - не дать почувствовать человеку одино­чества. Ведь друзья все - в прошлом, Что мы можем? Открытку к празднику, скромный подарок ко дню рождения. Но... В этом году мы приняли северян с десяти городов. Чудесная встреча. Встречами этими и живем ...

            ... Старший сын - летчик гражданской авиации. Млад­ший Сережа - водитель. На сегодняшний день - оба безработные. Жизнь толкнула к коммерции, чтобы как-то держаться на плаву. И это - Север, Магадан! Были льготы - внуки прилетали каждый год. Сегодня - раз в три года.

            Жизнь преподносит свои сюрпризы: бабушке с дедушкой нужны деньги. Узнав об этом, директор школы предложила: "Ну, продайте часть коллекции, что нам подарили". Об этом не может быть и речи: ради такого ли исхода «минералы жизни" собирались?

            - Дома вот резьба по кости есть, коврики северные, книги, но ... не умеем мы продавать, да и цены не знаем ...

            ... Но Желнины знают цену памяти, Истории. И разговор сходился на деньгах, но только в помощь школе:

            - Музей-то еще не оформлен - одна экспозиция и плакаты. Средства нужны. Помог бы район, город. Ведь надо это ребятишкам! Машину бы ... Съездил бы в Павловск, привез бы экспонаты, рассказывающие об истории вороне­жского региона ... Ведь, можно сказать, и у меня в этой школе ученики появились - поступают же на геологический!

Думали ли, что так обернется? Страна золотой запас людей своих разбазарила, разметала. Только люди остались. Стране тяжко находить их будет. Впрочем, она и не осознала еще этого. Но несмотря ни на что - люди находят друг друга, передавая свое тепло, свой свет, свою веру: все было не зря и значит - будет, будет не в отвал сброшено.

12.07.1996г. "Вечерний Воронеж"